Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

ТСЖ "ДЬЯВОЛОВО"

Дверь подъезда оглушительно жахнула с пружинным эхом и послестоном. Я обернулся и обалдел было, никого не увидев. Лишь опоздало опустив глаза, обнаружил источник грохота: маленький плотный серый кот с тихим ненавидящим воем тряско бежал на задних лапах вверх по улице. Передние лапы, ставшие верхними, безвольно болтались, в ходьбе не участвовали, оттого и выходило тряско.

ВУДСТОК vs ГУДЕРИАН

Летом 1990 года меня пытались убить. Трое пенсионеров подкараулили и выпрыгнули из калитки, когда я проезжал на мопеде по дачной улице. Старик с большим булыжником и две старухи, вооружённые топором и вилами соответственно.
Мой организм не растерялся и повёл мопед на таран перекрывшего дорогу деда, который уже размахнулся булыжником, как атлет-олимпиец. Почуяв недоброе, старпёр орудие уронил и навернулся в канаву, где пополз окорач. Чтобы не сверзиться за ним, пришлось тормознуть слишком резко и мопед заглох. В наступившей тишине я очень доходчиво разъяснил воющим вокруг кровожадным бабкам, какое горе они по слабоумию собрались принести их детям и внукам, не говоря уж об их собственных поганых сединах. Как ни странно, речь возымела действие и через стадию бескровного скандала всё закончилось.
Не сказать чтобы я так уж изводил их мопедом в то лето, изредка мотаясь за едой в поселковый магазин - горючего было мало, потому что денег почти не было, и еды тоже закупалось скромно. Студенческие каникулы и достройка дачи своими руками. В одиночку.
На тех же дачах в обществе собаки, кошки и крыса жила Ольга. Не то чтобы она была сильно хороша собой, но ей было семнадцать, а мне девятнадцать.
Ольга появилась у моей калитки вечером с трёхлитровой банкой.
Щенки.
Они то ли выплыли, то ли откопались, короче говоря выжили после деревенской народной эвтаназии и теперь хотят жрать. Орут, когда не спят. Собака подходит, молча нюхает и отходит, когда засыпают голодные снова. Кошка глаз не открывает принципиально. Крыс тихо сидит под полом, убежав в очередной раз.
Надо съездить в деревню и привезти молока.
Вопрос из зала: почему в деревню? Потому что больше неоткуда взять. Окрестные магазины уже закрыты, да и не бывает в них никакого молока, а кормить надо сейчас, чтобы не умерли от голода.
Собирался дождь, вечернее небо светилось белёсым приполярьем. Перспективы поездки выглядели сомнительно, но муки совести сулили неприятности намного бОльшие. Надев фиолетовое пальто, я запер дом и мы поехали. Ольга держала не очень чистую трёхлитровую банку одной рукой, сидя на багажнике. Говоря честно, я думал что банку мы не довезём, и на этом эпопея кончится естественным путём. Но банка счастливо преодолела поле, пересекла Ярославку и забралась на горку к деревне, где нас и накрыл дождь.
Владелец дойной коровы встретил нас пассивно – мы о него споткнулись. На все попытки общаться отвечал издевательским хохотом. Недоеная корова мрачно молчала поодаль.
Почему-то я не помню, как мы доили корову. Всё это техническое, выдавливание сисек, переливание молока, изготовка, посадка и прочее. В памяти только огромный бок животного рядом, тёплый, дышащий, дёргающий шкурой.
Примерно с двумя литрами парного молока мы вышли наконец в ночь, под разошедшийся ливень.
Слабенькая фара мопеда освещала в основном падающий дождь, тем не менее к шоссе удалось спуститься благополучно, благополучно его пересечь, а дальше начиналось поле.
Грунтовая дорога успела размокнуть до того состояния, что остановило Гудериана. Грязь налипала на колёса и намертво приклеивала их к крыльям через каждые пятьдесят метров. Слабый двигатель не справлялся, а когда он глох – гасла фара. Мопед приходилось больше тащить, чем ехать на нём.
Упали мы почти перед самыми дачами. Заднее колесо на особо скользкой грязи вильнуло в сторону и мопед лёг набок. Нам пришёл Вудсток.
Я обернулся. Ольга неподвижно лежала под дождём в грязюке, вертикально держа банку в воздухе .
Лет через тридцать я вероятно умру, чрез сорок я сделаю это точно. Куда исчезнет то, что чувствую сейчас – о тогда, тогда и тогда?
Как? Как оно всё возможно? Как в моём сознании хранится всё, я - умирающий старик-скелет, делающий последние вдохи, дыхание той живой коровы рядом с моим лицом, ветер с близких гор каждое утро, громкое сопение грязной мокрой семнадцатилетней в оргазме?
Как, Курт? Всё ли время в моём сознании, или только моё? И что такое сознание? И что такое время? Как, Воннегут? Ты ведь знал, да?
Ты прав.
Такие дела.

ЕДИНЫЙ ДЕНЬ 2020

Одна одинокая глухонемая дама жила в коммунальной квартире, имела комнату и кота.
Впрочем, с котом - это ещё вопрос, кто кого имел.
Дама любила намазать гениталии валерьянкой и отдаться коту, испуская сладострастные вопли.
Впрочем, собственных воплей она не слышала, так как была глухонемой.
А вот соседи по коммуналке и слышали, и видели, подглядывая в замочную скважину.
Впрочем, то, что это пайп-шоу все смотрели с большим интересом, не помешало им накатать донос на даму, в милицию или куда там.
Милиция сильно задумалась, что гражданке с котом предъявить - уголовные составы подходили к ним плохо, а букву закона тогда не то чтобы чтили, но подтираться ей(буквой) взад и вперёд, как теперь, побаивались.
Впрочем, решение было найдено - кто ищет, тот найдёт, если не всегда, то довольно часто.
Даму судили и приговорили к мелкому сроку за жестокое обращение с животными.
Впрочем... надеюсь, что все они, участники истории, уже померли, не оставив потомства.
За кота в этом отношении можно быть уверенным на 146%

ЖИТИЕ ЖИРАФА ОНУФРИЯ - MCXMLIIIV

Осторожно, чтобы не ободраться о торчащие гвозди, жираф Онуфрий засунул голову в окно мансарды и обомлел.
Робот Серёга ритмично скрипел и слегка качался перед маленьким телевизором SONY, на экране которого толстые руки с обгрызенными ногтями без звука спаявали проводки и радиодетали.
- ДА. СОНЬКА. ДА. СУЧКА. ВОТ ТАК. ЕЩЁ. СУЧКА. ЕЩЁ. СОНЬКА. – без интонации говорил Серёга звуковым модулем, гоняя туда-сюда по резьбе платиновую гайку.
- Что, пидор гнойный, разводным ключом дрочишь? – ухмыльнулся Онуфрий, выйдя из короткого ахуя.
Робот мгновенно повернулся, бикнул, перезагрузился и стал обновлять прошивку.
Онуфрий тут же прошмонал весь чердак на предмет денег, бухла, курева, пожрать, но кроме подшивки журнала «Радиолюбитель» за 1989 год ничего не нашёл.
Тогда, свинтив ртом у Серёги платиновую гайку, жираф резво побежал к цыганам.
По дороге ему попался бобёр Тарас. Онуфрий хотел было наябедничать ему на робота Серёгу, чтобы тот потом не выступал насчёт гайки, но Тарас покрыл жирафа хуями на неизвестном языке, бросил большой мешок из мешковины и смачно нырнул в ближайший подозрительный водоём.
Из мешка вяло посыпались радиодетали. Онуфрий затолкал их назад копытом, подхватил мешок и поскакал галопом в сторону Тушинского рынка.

ЛЕСНАЯ БЫЛЬ - MCXMLIIV

Носорог Опанас свирепо чесал промежность об ёлку и всё более зверел, не понимая, почему проснулся в тайге, в которую никогда не собирался, да  и не знал о её существовании никогда.
Над кустами малины поднялась жующая морда жирафа Онуфрия и восторженно замычала, мимикой указывая на внезапные деликатесы.
Опанас тут же взорвался, как Хиросима, и поскакал убивать Онуфрия тараном, но из-за длины жирафьей шеи промазал и промчался сквозь кусты в пяти метрах левее цели. Круша подлесок, носорог с рёвом и треском вылетел на большую поляну.
В центре поляны рядовой Рамиль Шамсутдинов стоял с автоматом наперевес, со пущенными трусами и с лицом, поднятым к небу. Он думал о красоте слов "ситуационный гомосексуализм", услышанных только что от подполковника Кобзева. Сам подполковник стоял перед ним на коленях и орально объяснял всю красоту сказанного, работая ртом быстро и несколько воровато.
Был момент, когда кричали разом все трое: Опанас ревел, рядовой Рамиль Шамсутдинов визжал и трясся, досылая патрон, подполковник Кобзев мычал, почти как жираф Онуфрий только что, в ужасе продолжая работать ртом.
Тут рядовой Рамиль Шамсутдинов открыл огонь, не переставая визжать. Целый рой пуль полетел куда попало, но две всё-таки попали:  в затылок и темя Опанасу, так что страданий он не испытал. Как-то странннннннннн, успел он подумать, прежде чем рухнул кубарем на мокрую траву и уже юзом накрыл и смял обоих военнослужащих.
Восставшие из могил строители БАМа молча и споро потянули стальную магистраль по просеке, проложенной носорогом, чтобы омыть сапоги в Индийском Океане. Когда наконец дотянули почти до линии прибоя, из прибрежных кустов поднялась жующая морда жирафа Онуфрия и спросила:
- Ну что, пидоры гнойные, помыли сапоги?

ЧЕРЕПАХА КРУПНЕЕ СРЕДНЕГО, ВЕЛИКИЙ ВОЖДЬ СВОБОДНОГО ВРЕМЕНИ ПЛЕМЕНИ МАЙАМИ

обычно весьма деликатный, тут он пристал конкретно: о чём вы сейчас говорили? Мы по-немецки. Я понял, о чём говорили?
Тут мне является тотемное животное(Spitfire MK IX)
Ну о чём? договаривались, как труп твой обезглавленый [сейчас] ебать будем. Я в культю шеи, он в культю шеи на голове

CTUJLYZ

сегодня захожу в спальню - на кровати хуйня сидит какая-то с ногами, раскорячилась и на меня глядит как бы с вызовом.
Я телефон взял, на балкон вышел - жара, дети в бассейне с мячиком визжат. Набрал номер вчерашний - там молчат. Я говорю: вы совсем охуели, ещё бы каракатицу дохлую мне подложили. Зашёл в спальню снова - нет хуйни, только пятно на простыне мокрое.

ГАДИЯ

 , небольшая ящерица неизвестного мне вида, на кличку не отзывалась.
Строго говоря, она вообще не издала ни одного звука
Изображение