Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ЛЮБОВЬ MCXMLVII

Менее чем через неделю выяснилось, что ебаться она  не любит совершенно, а любит валяться весь день в постели с телефоном, и чтобы ей приносили всякую еду.
Именно для этого я ей и понадобился.

146%

судя по косвенным признакам, 146% в этот раз брали нечеловеческими усилиями
Из моих знакомых личных 100% не пошли, из виртуальных — 20% пошли голосовать против, они пенсионный возраст не намерены забывать вот так просто.
80%, соответственно, не пошли.
Надо бы аннулировать гражданство, причём давно.

ВУДСТОК vs ГУДЕРИАН

Летом 1990 года меня пытались убить. Трое пенсионеров подкараулили и выпрыгнули из калитки, когда я проезжал на мопеде по дачной улице. Старик с большим булыжником и две старухи, вооружённые топором и вилами соответственно.
Мой организм не растерялся и повёл мопед на таран перекрывшего дорогу деда, который уже размахнулся булыжником, как атлет-олимпиец. Почуяв недоброе, старпёр орудие уронил и навернулся в канаву, где пополз окорач. Чтобы не сверзиться за ним, пришлось тормознуть слишком резко и мопед заглох. В наступившей тишине я очень доходчиво разъяснил воющим вокруг кровожадным бабкам, какое горе они по слабоумию собрались принести их детям и внукам, не говоря уж об их собственных поганых сединах. Как ни странно, речь возымела действие и через стадию бескровного скандала всё закончилось.
Не сказать чтобы я так уж изводил их мопедом в то лето, изредка мотаясь за едой в поселковый магазин - горючего было мало, потому что денег почти не было, и еды тоже закупалось скромно. Студенческие каникулы и достройка дачи своими руками. В одиночку.
На тех же дачах в обществе собаки, кошки и крыса жила Ольга. Не то чтобы она была сильно хороша собой, но ей было семнадцать, а мне девятнадцать.
Ольга появилась у моей калитки вечером с трёхлитровой банкой.
Щенки.
Они то ли выплыли, то ли откопались, короче говоря выжили после деревенской народной эвтаназии и теперь хотят жрать. Орут, когда не спят. Собака подходит, молча нюхает и отходит, когда засыпают голодные снова. Кошка глаз не открывает принципиально. Крыс тихо сидит под полом, убежав в очередной раз.
Надо съездить в деревню и привезти молока.
Вопрос из зала: почему в деревню? Потому что больше неоткуда взять. Окрестные магазины уже закрыты, да и не бывает в них никакого молока, а кормить надо сейчас, чтобы не умерли от голода.
Собирался дождь, вечернее небо светилось белёсым приполярьем. Перспективы поездки выглядели сомнительно, но муки совести сулили неприятности намного бОльшие. Надев фиолетовое пальто, я запер дом и мы поехали. Ольга держала не очень чистую трёхлитровую банку одной рукой, сидя на багажнике. Говоря честно, я думал что банку мы не довезём, и на этом эпопея кончится естественным путём. Но банка счастливо преодолела поле, пересекла Ярославку и забралась на горку к деревне, где нас и накрыл дождь.
Владелец дойной коровы встретил нас пассивно – мы о него споткнулись. На все попытки общаться отвечал издевательским хохотом. Недоеная корова мрачно молчала поодаль.
Почему-то я не помню, как мы доили корову. Всё это техническое, выдавливание сисек, переливание молока, изготовка, посадка и прочее. В памяти только огромный бок животного рядом, тёплый, дышащий, дёргающий шкурой.
Примерно с двумя литрами парного молока мы вышли наконец в ночь, под разошедшийся ливень.
Слабенькая фара мопеда освещала в основном падающий дождь, тем не менее к шоссе удалось спуститься благополучно, благополучно его пересечь, а дальше начиналось поле.
Грунтовая дорога успела размокнуть до того состояния, что остановило Гудериана. Грязь налипала на колёса и намертво приклеивала их к крыльям через каждые пятьдесят метров. Слабый двигатель не справлялся, а когда он глох – гасла фара. Мопед приходилось больше тащить, чем ехать на нём.
Упали мы почти перед самыми дачами. Заднее колесо на особо скользкой грязи вильнуло в сторону и мопед лёг набок. Нам пришёл Вудсток.
Я обернулся. Ольга неподвижно лежала под дождём в грязюке, вертикально держа банку в воздухе .
Лет через тридцать я вероятно умру, чрез сорок я сделаю это точно. Куда исчезнет то, что чувствую сейчас – о тогда, тогда и тогда?
Как? Как оно всё возможно? Как в моём сознании хранится всё, я - умирающий старик-скелет, делающий последние вдохи, дыхание той живой коровы рядом с моим лицом, ветер с близких гор каждое утро, громкое сопение грязной мокрой семнадцатилетней в оргазме?
Как, Курт? Всё ли время в моём сознании, или только моё? И что такое сознание? И что такое время? Как, Воннегут? Ты ведь знал, да?
Ты прав.
Такие дела.

ГОРОД ХУЕ В СТРАНЕ РВАНДА

смотрим похороны.
Жена говорит своеобразная у них жизнь всё же. Ни курнуть, ни взбляднуть.
Ни зигануть, добавляю я.
Папа, что значит зигануть - интересуются тут же младшие школьники.
То есть по первым двум пунктам у них вопросов нет.

ВОПРОС ФОРМЫ

худая стерва открыто напрашивается в нашу супружескую постель.
Супруга ритуально морщит жопу - пока; я говорю худой: всё вижу, не слепой, всё понимаю, родился не вчера отнюдь. Мы к этому вернёмся и реализуем в удобных для всех обстоятельствах.
Худая вприпрыжку ускакала на тюнинг, должно быть.
Я же рысью в качалку.
Видал я её крокодила, он скорее бегемот. Но мне-то бусидо велит казать уважение партнёру в полный рост

ЭЛЕКТРА ЭДИПОВНА - MCXMLIIV

а собственно что удивляться, чего ожидать.
Потомственные низкорослые плебеи. Монголоиды насрали в генотип.
К сорока годам хуй не стоит, к сорока пяти спереди брюхо висит фартуком, до колен кривых коротких ног.
Педерасты все, не один лишь Володин, оттого и государственная гомофобия.
Вообще не только в половых вопросах, попытки доминировать везде. Надо всеми.
Остальное им неважно.
Плохо кончится?
Нет, плохо кончилось.

ХУЙ ЗНАЕТ

не нашёл. Искал и так, и сяк, не нашёл.
Короче книжка конца шестидесятых наверно, может чуть позже.
Рассказик.
Там в США типа прибыл аппарат из будущего, адски технологичный, в виде капсулы. В ней чувак модельной внешности, немного сомлевший.
Он приветствует предков и впадает в кому, а потом вымирает несмотря на усилия.
В капсуле масса штучек остаётся, адски технологичных, типа MP3-плеера. Только вот как-то все они хоть и улучшеные, но аналоги всякого ширпотреба тех шестидесятых лет. Никаких же двигателей в капсуле не нашли, хотя она висела в воздухе и всё такое.
Чувак, перед тем как врезать, заявил что в будущем процветание и мир, потому что победил капитализм и всякий бизнес.
Когда на заседании ООН об этом рассказали, советская делегация вся разом встала раком и ушла гордо, а потом письменно заявила, что быть не может такого - человечество движется в коммунизм, нашей расово верной марксистко-ленинской наукой доказано, а значит предъявляют нам пиздёжЪ.
И точно: довольно быстро открылось, что прилёт манекенщика сфальсифицирован. Раскопали, что некие проходимцы "капитализм, как гнилой товар, нуждается в крикливой рекламе. И обильно смазанный долларами рекламный ролик завертелся". Подлые американские капиталисты понимали, что коммунизм их настигнет и уничтожит, вот и решили навести тень на плетень.
Вот блять всё понимаю, обвинить в собственных преступлениях других, километровый истребитель, хлопнуть в ООН хуем по столу дверью и тому подобные шалости.
Не понимаю одного. Выражения "рекламный  ролик", который в прямом смысле ролик, который вертится, смазанный, в конце шестидесятых годов..

ВТОРОЕ И ПОСЛЕДНЕЕ ПРИШЕСТВИЕ БУКАКЕ

- Московская область в первой тройке регионов по наркопотреблению.
- И что нам делать?
- Ничего. Мы всё уже сделали.

НИ ХУЯ, НИ ПИЗДЫ

я считаю, эту гениальную книгу по-прежнему надо проходить в школе.
Вкратце: начало ХХ века. В глубокой грязной нищей жопе живёт юноша. Мажоры презирают, тёлки не дают. Юноша в отместку начинает читать как бы умные книги.
Делается революция. Юноша принимает силовое участи(смутно помню), стремится в социальный лифт, становится комсомольцем чтоли(смутно помню). Потом он отправляется строить узкоколейку. Что есть узкоколейка? это промышленная железная дорога для нужд какого-нибудь завода, реже населённого пункта. Если её не построить, коммунизму придёт пизда. Комсомольцы строят. При этом живут в каком-то сарае без удобств и отопления, работают под снегом и дождём в говне по яйца преимущественно лопатами, довольно редко и плохо жрут. Отдельные несознательные начинают интересоваться нахуя так вот. Юноша Павка, начитавшись в своё время всякого, даёт им <s>расово</s> классово верный отлуп на постоянных собраниях. Тут у них делается эпидемия тифа толи сыпного, нето брюшного(смутно помню). Павка Корчагин чудом выживает, но превращается в инвалида. Копать он не может более, поэтому возвращается в бытовые условия(смутно помню) и вроде встречает тёлку, которая ему в своё время не давала, а теперь тоже стала вроде инвалидом(смутно помню). Получив по амбициям, тёлка как-то с ним начинает жить, делясь протезом(смутно помню).

Эта хуйня называется "Как закалялась сталь".

Нам эту хуйню преподносили под соусом "как надо жить".
На самом деле смысл произведения таков: БЕГИ ОТ СОВКА И ПРОЧЕГО ТОТАЛИТАРИЗМА ЧТО ЕСТЬ СИЛ, БЛЯ!..